Search
  • frunz8

#Armcon2008 „Аллея”, հեղինակ՝ Lena Belus


Обыкновенным, ничего не предвещающим, весенним вечером Стэн вышел из здания офиса и направился домой. Ничем не привлекающий внимания парень лет тридцати, обыкновенный писака в огромном гнезде офиса, где каждый норовит выгрызть лучший кусок. Стэн был художником-самоучкой и притом талантливым и перспективным, но был вынужден работать в этом осином гнезде. Каждый день, выходя из здания и шагая по одним и тем же истоптанным дорогам, он думал. Думал о своей жизни, о матери, которая никогда особо и не заботилась о нём, а лишь повторяла в течение двадцати пяти лет, что он не заработает на жизнь и гроша своими каракулями. Благодаря ей он уже долгое время мозолит свой зад, сидя за столом и подписывая ненужные бумажки десять часов в день. Его мать, Мелисса, думала, что осчастливила Стэна на всю оставшуюся жизнь, женив на Кети. Кети… Когда Стэн женился на ней, он не любил её. Он надеялся, что её безумно-огромной любви хватит им на двоих. В конце концов, он полюбит её, ведь время сближает. Он так думал. Но в первый же день после свадьбы, безумно-огромная любовь Кети куда-то исчезла. Она стала хуже его сварливой матери; она запретила ему рисовать дома: “выбрось весь этот хлам, или я пожалуюсь твоей матери, что ты тратишь все деньги на эту мазню!” Его совсем не маленькая зарплата, которую он отдавал Кети, заканчивалась уже на третий день, и тогда у Кети начинались пьяные истерики. Друзей у Стэна не было, да и времени после работы и между истериками Мелиссы и Кети хватало только на то, чтоб выгладить поношенный костюм, перекусить остывшим ужином и лечь спать. Можно ли назвать Стэна тряпкой? Скорее всего, да, именно тряпка и бесхребетный подкаблучник. Таков он- добрый, доверчивый, но тряпка, безмолвная тряпка. Стэн проходил мимо картинной галереи, куда он один раз зашел, чтоб показать свои работы. Но ему не повезло, галерея оказалась слишком консервативной и правильной для его сюрреалистических картин. Картины высмеяли, назвав их бредом самоубийцы, а его самого выставили на улицу. Стэна всего передёрнуло, когда он увидел аккуратные, отутюженные этюды и пейзажи, висящие в огромных золотых рамках. На картинах были изображены пасущиеся на полях лошади, чистенькие пастушки и тщательно выписанные деревья. Он ударил себя кулаком в бок и решил, что это последний день! Он пойдёт домой и покажет им, кто там хозяин! А потом достанет гуашь и разрисует белые стены, над которыми так трясется Мелисса. Так он думал каждый вечер. Но всё получилось так же, как и всегда. Старая Мелисса, сидя у телевизора, ворчала, бубня под нос, что они (Кети и Стэн) обязаны ей своим счастьем, и пьяная Кети, висела на телефоне и жаловалась подруге, что у неё нет денег даже на новую сумочку, которую она видела в бутике “Gucci”. Всё как обычно: одинокий ужин, холодная постель и мечты, что когда-нибудь всё будет по-другому. Следующий день был очень солнечным и по-весеннему тёплым. Была суббота, и работа у Стэна закончилась рано. Выйдя на улицу, он решил поменять свой ежедневный график и пройтись через парк. Прямо у входа в парк, под аркой, перед Стэном выбежала и остановилась маленькая девочка. Маленькое розовое личико девочки было увенчано рыжими кудряшками, ротик был искривлён в недовольной гримасе, а большие зелёные глаза смотрели на Стэна из-под пушистых рыжих ресниц. - Дядя. Не ходи туда, - пропищала она и маленькой ручкой потёрла носик-кнопку. - Малышка! Что ты говоришь? Где твоя мама?- присел и постарался, как можно дружелюбнее ответить Стэн. - Не ходи в парк. Сначала будет хорошо, а потом всё так же как и сейчас, даже хуже -, упрямо продолжала девочка. - Что? Девочка, где твоя мама? Что за дети пошли, сами не знают, что говорят, - уже вставая и оглядываясь по сторонам, сказал Стэн. - Дурак! – прокричала девчушка, ударила своей маленькой ножкой Стэна в ногу и убежала. От неожиданности, её лёгенький удар показался Стэну очень сильным. Он схватился за ногу, а когда выпрямился, девочки уже не было. - Дети, - зло сказал Стэн. Его угнетала та мысль, что даже маленькие дети его ни во что не ставят. Весь мир давил на него, он ходил под деревьями, которые собирались сбросить серую чешую и нарядиться в новые лёгкие платья, и чувствовал, как весь мир, даже сами деревья, давят на него. Всё вокруг казалось большим, очень большим, даже голуби, тупо расхаживающие взад и вперёд, казались ужасающе большими. Он чувствовал себя маленьким, ничтожным существом. Перед глазами проплывали лица Мелиссы, Кети и этой мерзкой девчонки. Вдоль аллей на скамейках сидели разные люди. Каждый из них занимался своим делом: кто-то целовался, кто-то читал, кто-то играл со своим ребёнком, а кто-то просто сидел и думал о своём, и никому не было дела до сутулого парня, которому мерещилось, что все они смотрят на него с презрением и что все они знают, какой он тряпка. Крепко сжимая в руке свой портфель и опустив голову, он быстро шагал по гладкой дорожке парка. Вдруг, откуда не возьмись, прямо перед ним пробежала та самая девчонка. От неожиданности, Стэн резко остановился, не удержал равновесия и упал, сильно ударившись головой. Он лежал в темноте и ничего его не беспокоило, он просто тихо лежал и чувствовал себя свободным. Когда к нему подбежали люди и стали помогать ему подняться, он всё ещё не мог открыть глаза, ему не хотелось уходить из той приятной тьмы. - Что с девочкой? – спросил Стэн с ещё закрытыми глазами. - С какой девочкой, мистер? – спросил парень, державший в руках портфель Стэна. - С той, которая пробежала передо мной, - с некоторым раздражением ответил Стэн и открыл глаза. - Не было никакой девочки, парень. Ты упал на ровном месте. Как стоял, так и упал, - добродушно сказала пышная старушка и взяла Стэна за запястье, чтобы проверить пульс, - ты так шандарахнулся головой, что мне показалось, тебе конец. А ты оказался крепким орешком! Правда? Ты в порядке? Стэн не слышал ни одного слова этой старушки. Он широко открыл глаза и смотрел по сторонам. Что-то изменилось. Что-то было не так, как обычно. Он поднял голову вверх и посмотрел на деревья. Деревья оказались не такими большими, как он думал, и птицы выглядели совсем крошечными и беззащитными. Стэн, с открытым ртом перевёл взгляд на старую женщину. Она казалась таким маленьким, ничтожным созданием, беспрерывно открывающим и закрывающим свой беззубый рот. Всё вокруг изменилось. Стэн поднялся, не обращая внимания на старуху, взял свой портфель и пошёл дальше. - Странный тип, - обижено сказала старушка. - Да уж. Неблагодарный псих. Вы видели его глаза? - спросил парень, помогая старушке встать со скамейки. - Нет. А что? - Они у него были размером с блюдце. Мне казалось, что они сейчас просто выпадут! - Ай, ай, ай…,- посетовала старушка. - А ещё…, ещё они были словно в тумане, покрыты какой-то белой завесой.

Стэн шёл по дороге широкими шагами, ровно и с высоко поднятой головой. Он чувствовал себя героем, хозяином всех и вся. Он чувствовал себя всемогущим. Многие оборачивались на него из-за его огромных глаз, но Стэну было всё равно. Теперь он будет делать всё так, как хочется ему. Он дошёл до своего скромного дома, и на его лице появилась коварная улыбка. Стэн выбросил свой портфель в мусорный бак и зашагал к двери. - Кети… мама… Где вы, мои дорогие? – крикнул он и закрыл за собой дверь…

Нет, Стэн не стал никого убивать. Он просто претворил в жизнь свои давние мечты. Уже на утро, Кети, с синяком под глазом, молча, готовила завтрак, а Мелисса, уткнувшись носом себе в грудь, гладила одежду Стэна. - Доброе утро, дорогой, - прокудахтала Кети, заметив бодро спускающегося с лестниц Стэна, в джинсах и футболке, - разве ты не идёшь на работу? - Нет, - ровно ответил он и сел за стол. За завтраком все молчали. Женщины не могли понять, что случилось со Стэном, но после вчерашнего погрома они не решались говорить об этом. Сам Стэн не понимал, что произошло, да ему это и не было интересно, главное, что теперь всё будет так, как хочет он. - Где мои деньги, Кети? – после завтрака спокойно спросил Стэн. - Деньги? Нету. У меня нет денег, - быстро ответила Кети, опустила глаза и стала активно тереть уже давно сухую тарелку. - Кети, я спрашиваю тебя, где…мои…деньги? - всё также спокойно, но уже настойчивее спросил Стэн и стал угрожающе медленно подходить к ней. - Нету денег! Ты что, не слышал её? – возмущённо вмешалась Мелисса. - Молчи, мама! – крикнул Стэн на мать. Мелисса сразу же сникла и отошла в сторону. - Ну так как, Кети, где они? – опять спокойным и ровным голосом спросил Стэн, подойдя уже совсем близко к жене. Кети посмотрела на него и, увидев открытую угрозу в его померкших глазах, быстро выпалила: - Под моим матрацем. - Молодец, - сказал он и сильно похлопал её по плечу. Забрав все деньги, он ушёл. Мелисса и Кети боялись, что он вернётся пьяным, тогда уж им точно несдобровать. Но Стэн потратил деньги не на выпивку, не на женщин и даже не на нормальную одежду, которой ему так не хватало. Он вернулся ночью, когда все спали, весь нагруженный разными коробками: гуашь, акварель, бумага, ластики, кисти и куча всевозможных карандашей. Он превратил гостиную в мастерскую. В мгновение ока белые стены были обклеены разными набросками и эскизами, молочный ковёр Кети превратился в подобие грязной палитры Стэна. Но его устраивало это. Он творил, он рисовал всю ночь напролёт, и его картины стали казаться ему более живыми и реалистичными, несмотря на мрачные сюжеты и тёмные цвета. Стэн решил, что завтра же понесёт парочку своих картин в галерею. Утром, Кети проснулась от крика Мелиссы. Она быстро сбежала по лестнице в гостиную и остановилась, как вкопанная рядом с Мелиссой. Увидев, во что превратил комнату её муж, лежащий на диване весь в краске, Кети захлестнул гнев. Словно заметив это, Стэн встал, отряхнулся, взял несколько готовых работ и направился к двери: - Ничего здесь не трогать. Понятно? А то… - не докончив фразу, захлопнул за собой дверь Стэн. Кети упала на колени и стала рыдать. На этот раз Стэну повезло больше. Сначала его не хотели впускать в галерею из-за его внешнего вида, но благодаря новоприобретённому упорству, Стэну всё-таки удалось попасть в кабинет к Томсону, управляющему галереей. Его картины произвели большое впечатление на Томсона, и тот решил сразу заключить со Стэном контракт и предложил ему, в качестве помощников по финансовым вопросам двух агентов: Алис Бейкер и Кевина Маккию. Уже через месяц весь город знал Стэна Фолкса, как прекрасного и талантливого художника, и как человека с очень скверным характером. Получив деньги за первую проданную картину (а число проданных картин росло с каждым днём), он ушёл от Кети и своей матери, но не забывал их: каждый раз он посылал им конверт, внутри которого была бумажка, на которой была написана сумма, за которую он продал очередную картину и его подпись. Но больше всего на свете Стэна ненавидели его агенты; несмотря на то, что Стэн безумно разбогател, он всё ещё продолжал платить им гроши, а уйти они не могли из-за подписанного ими контракта на год. Стэн купался в деньгах и всегда добивался того, чего хотел, переступая через людей, как через ступеньки. Люди ненавидели его за его ужасные выходки, но не могли не признавать его выдающегося таланта, поэтому, им приходилось терпеть его.

Как-то раз, Стэн решил устроить выставку своих картин не в галерее, а на открытом воздухе, именно в том самом парке, где он впервые увидел мир новыми, затуманенными глазами. Был безветренный июньский вечер: его тёмные картины резко контрастировали с зелёными деревьями, купавшимися в закатных лучах солнца, и с яркими кустами жасмина. Оркестр играл лёгкий ненавязчивый джаз, шампанское лилось рекой; все были очень довольны идеей Стэна. Все, кроме Кевина и Алис. - Этот хмырь угробил три тысячи баксов за один день, на эту дурацкую выставку, а наша зарплата составляет всего два процента от проданной картины! – выразил своё недовольство Кевин. - Да уж. Чёртов жмот. Кстати, он опаздывает, - сказала Алис. - Наверное, наряжается в какой-нибудь дорогой костюм. - Уже нарядился. Пошли, - сердито ответила Алис. Стэн, гордый, улыбающийся и довольный собой, появился в конце той самой аллеи, где упал три месяца назад. Серый костюм смотрелся на нём, как влитой и подходил его затуманенным серым глазам. Он шёл между написанными им картинами и наслаждался своей удачливой жизнью. Впереди ждут поклонники его творчества (они же и потенциальные покупатели) с бокалами шампанского и с широкими улыбками на лицах, ждут Кевин и Алис, ненавидящие его, но это не важно, всё равно им осталось недолго его терпеть, всего девять месяцев, и пусть катятся ко всем чертям. Думая об это, Стэн улыбнулся и прикрыл глаза. Сразу перед ним проплыло лицо маленькой девочки. Стэн быстро открыл глаза и остановился; несколько секунд, он не мог вспомнить, где он её раньше видел. Посмотрев вперёд, на толпу ожидающих его гостей, Стэн заметил ту же самую девочку между Кевином и Алис. Он удивился, но, не предав этому значения, сделал шаг вперёд и упал. Он снова очутился в той темноте, но на этот раз это ему совсем не понравилось. Он хотел быстрее оттуда выбраться. Вдруг ему послышался писклявый детский голосок: “…Сначала, всё будет хорошо, а потом также, как и сейчас, даже хуже…” Стэн вспомнил этот голосок и ту девочку. Ему захотелось кричать. Он крикнул и очнулся, сидящим на скамейке. Над ним нависла Алис и испугано смотрела на него, Кевин просил толпу разойтись, чтоб Стэну хватило воздуха. - Мистер Фолкс. С вами всё в порядке? – спросила Алис. Стэна передёрнуло; опять эти огромные зелёные монстры, опять эти большие злые люди, смеющиеся над ним. Ему вдруг так захотелось оказаться у себя дома, рядом с Кети и мамой. Он весь съёжился и уткнулся подбородком себе в колени. - Мистер Фолкс. Как вы? Что случилось? – поинтересовался Кевин. - Опять та девчонка, - тихо прошептал Стэн. Он выглядел нелепо: он осунулся, словно похудел, так, что костюм казался на два размера больше, а глаза опять стали маленькими и печальными. - Что за девчонка, сер? – спросила Алис и подозрительно посмотрела на Кевина. - Эх…- вздохнул Стэн, - я хочу домой, отведите меня домой, пожалуйста….

С тех пор, город никогда больше не видел Стэна Фолкса. Его картины появлялись по чёткому графику, пять штук в месяц. Они стали стоить намного больше. Шли разные слухи о том, что это не его картины, но Алис и Кевин объявили, что у мистера Фолкса проявилась фобия открытого пространств, и поэтому он целыми днями сидит в своей комнате. Отчасти они были правы. Стэн и вправду целыми днями не выходил из своей комнаты, но отнюдь не из-за фобии. Кевин и Алиса попросили его пересмотреть их контракт и продлить его на неопределённое время. Он согласился. Они гребли деньги лопатами, а Стэну доставалось лишь столько, сколько нужно было на еду, на новые карандаши, краску и бумагу. Стэну этого было достаточно. А что может быть лучше, чем заниматься своим любимым делом: рисовать темноту и ту рыжую девчонку?

272 views0 comments